О мини-сериале «Семья Зитаров»

Несколько месяцев тому назад Алоиз Бренч приступил к съемкам нового телесериала по роману Вилиса Лациса «Семья Зитаров». Будут шесть серий.

Интересуетесь внешнеэкономической деятельностью? Тогда подскажем вам, что Консультация по ВЭД доступна по ссылке выше. Загляните.

Сценарий шестисерийного фильма написали Алвис Лапиньш и Виктор Лоренц.

— Только от большого незнания могло родиться решение вместить «Зитаров» в шесть серий, — считает Алоиз Бренч. — Для того, чтобы отобразить исторические перипетии, происходившие на Дону, необходимы тринадцать серий, а чтобы рассказать о не менее драматичных и принципиальных событиях тех же времен, но в Латвии, достаточно шести. Почему?.. Поэтому сразу предупреждаю всех читателей Лациса, всех, кто знает его роман, — многого не увидите. С Лацисом приходится обращаться безжалостно. Например, действие романа начинается в 1907 году, мы же начнем с 1914-го — к большому сожалению нашему. Во многом теряем первое поколение Зитаров, а они — корни тех, о которых мы будем рассказывать, и корни нашей истории. Убрали также все побочные линии, оставили только главных героев.

— Значит, Вас привлекла в «Зитарах» история?

— Интерес к «Зитарам» появился не сегодня. Моя привязанность к Лацису — с детства. Как и к Джеку Лондону. И тот и другой надолго, в общем на всю жизнь приковали внимание к сильной личности. Эдакому одинокому волку, благородному, бесстрашному и не очень счастливому, но мощно и упорно прокладывающему себе путь в жизни, разумеется, в сопровождении романтики и экзотики. Скажем, в тех же «Зитарах» — Сибирь, заграница, мореплавание — все путешествие в неизвестное. Конечно,восприятие нынче другое, чем в детстве, однако осталось что-то похожее на ностальгию.

— По-моему, Алоиз, все, что Вы делаете на экране, есть «что-то похожее на ностальгию» по сильной личности. Разве Ваши криминальные ленты не оттуда?

— Возможно. Хотя теперь, и уже давно, меня интересует драма в этих лентах. И не драма жертвы, а драма преступника. Я хочу заняться исследованием психологии человека, совершившего преступление. Но… мне не везет. У меня нет материала, дающего такую возможность.

— Не связано ли обращение к «Зитарам» с тем, что «нет материала»?

— Нет. Я вел переговоры с Киностудией имени М. Горького о съемках фильма по сценарию Н. Арсеньева. Речь шла о картине в защиту животных. Об их уничтожении, в частности — слонов. Предстояла работа интересная. Но был выбор. И я выбрал «Зитаров».

— Почему Лацис — как будто ясно. А почему именно «Семья Зитаров»?

— «Семья Зитаров» — это просьба Эдуарда Павулса сыграть Андрея Зитара, отца этой семьи, и отношение актера к этой роли как главной, принципиальной для себя.

После опыта «Дороги в дюнах» я по-другому стал относиться к работе над материалом, связанным с историей Латвии. Сыграли определенную роль, вероятно, сотни писем телезрителей со всех концов Союза. Для меня теперь много значит возможность расширить представление о Латвии, информацию и знания о ней, ее истории, жизни латышей. А семья Зитаров и ее судьба — это судьба Латвии, распятой той эпохой от Лондона до Сибири.

Правда, характеры героев Лациса порой несколько схематичны и поверхностны. Но экран дает возможность корректировки: на наш взгляд, более драматичными должны быть взаимоотношения Карлиса и Сармите, как и история Яниса, самого младшего из Зитаров, интересная соотносимостью с биографией автора. Пристального внимания требует к себе и все, что связано со смертью Андрея Зитара. Но правда и то, что Вилис Лацис был одним из самых жестких, безжалостных писателей. Быть может, и поэтому мы сегодня узнаем себя, читая его книги. «Семья Зитаров» один из самых популярных его романов.

Ставить по Лацису, если можно так выразиться, приятно. Вилис Лацис очень киногеничен.

Размещено в Все про кино, Гогет.